Врач-гастроэнтеролог: «Наши представления о цивилизации губят детей»

Врач-гастроэнтеролог: «Наши представления о цивилизации губят детей»

Источник PressFoto | Автор:  Pressmaster

Профессия детского гастроэнтеролога давно стала социально значимой. С какими вызовами приходится сталкиваться представителям этой специальности в последнее время?

circle_AlievaСлово — главному детскому гастроэнтерологу Департамента здравоохранения Москвы, заведующей отделением гастроэнтерологии Морозовской детской городской клинической больницы, доктору медицинских наук Эльмире Алиевой.

О стереотипах

Серафим Берестов, «АиФ. Здоровье»: Эльмира Ибрагимовна, многие родители уверены, что детский гастроэнтеролог — это врач, который лечит исключительно запоры и поносы или детские колики. А на самом деле?

Эльмира Алиева: Это давно не так. Нет сейчас ни одного пациента, которому можно было бы просто назначить таблетки или знаменитую «укропную воду», погладить по животу и сказать: «До свидания!» Всё меньше остаётся детей, которым детский гастроэнтеролог не нужен просто потому, что они здоровы.

—  С какими проблемами вы сегодня сталкиваетесь чаще всего?

—  Наши дети сегодня болеют так же, как взрослые. А с учётом их возраста болеют тяжелее. Гастриты, язвенная болезнь, хронический запор — это давно не исключение, а печальное правило для обращения к нам. Больше стало такой «специфики», как недержание кала и аутоиммунные заболевания. Неспецифический язвенный колит и болезнь Крона — это реальность сегодняшней детской гастроэнтерологии. Все эти болезни можно отнести к плодам цивилизации. Точнее, наших представлений о ней

—  Поясните, пожалуйста!

—  Раньше о многих заболеваниях мы и не подозревали. Не потому, что их не было, а потому, что технический уровень исследований не позволял их диагностировать и выявлять. Но дело не только и не столько в этом.

—  В чём же ещё?

—  В том, как наши взрослые представления о цивилизации губят наших же детей! Они испытывают колоссальные психологические нагрузки. Они практически не отдыхают. Они работают почти наравне со взрослыми: школа, спорт, иностранные языки, музыка… Мы торопимся в жизни сами и подгоняем их. Мы лишаем их детства, списывая данное обстоятельство на пресловутую «цивилизацию». А потом, в кабинете врача, удивляемся: почему, например, у десятилетнего ребёнка реактивный панкреатит?

Отягчающие факторы

—  Но среди отягчающих факторов этой самой цивилизации не только родительские требования…

—  Согласна. Полуфабрикаты, которых сегодня хватает и в школьном питании, и дома на столе, на пользу не идут никому. Тем более детям. Но причин куда больше.

Современный человек ушёл от гармонии с природой, он уже не ложится спать с заходом солнца и не просыпается, когда появляются первые лучи. Пробуждение от звонка будильника уже нефизиологично и вызывает стресс, и так целый день на протяжении многих лет. Малоподвижный образ жизни, неправильное, неестественное питание, неоправданно завышенные нагрузки в школе… Нам не хватает простого понимания, что всему своё время. Завышенные ожидания родителей губят здоровье ребёнка. Дети по нашей прихоти часто вынуждены заниматься нелюбимым делом. Детский организм реагирует на это именно так — болезнью. Желудочно-кишечный тракт страдает у детей в первую очередь.

—  Выходит, гастроэнтерологам приходится решать проблемы социальные и педагогические…

—  Увы. Чтобы собрать анамнез, уважающий себя врач должен много общаться с ребёнком и родителями. Мы интересуемся стилем жизни ребёнка, предпочтениями в питании, интересами.

К сожалению, неправильное, несбалансированное питание, злоупотребление чипсами, газированными напитками, фастфудом, несоблюдение режима, компьютерные игры, телевизор — традиционный набор в анамнезе наших пациентов.

Да, наши дети получают то, чего не было у нас, — все блага цивилизации. Вместе с этим они получают и заболевания, о которых мы когда-то не знали.

—  Ну с фастфудом всё понятно. Но как компьютерные игры связаны с заболеваниями желудочно-кишечного тракта?

—  Напрямую. В них ребёнок вкладывает эмоции. Чем выше психологическое напряжение, тем больше риск развития или обострения у него функциональных заболеваний. Стресс всегда отражается на соматическом состоянии человека. У ребёнка на первый план обычно выходит гастроэнтерология.

Синдром раздражённой кишки, функциональный запор, функциональное недержание кала — всё это «старые знакомые» детской гастроэнтерологии, хоть раньше они и назывались по-другому. Классический пример: запор может возникнуть в результате абсолютной мелочи — поменяли ребёнку горшок. А тот его боится и несколько дней не может сходить в туалет. Разгадка, если вникнуть, на поверхности. Только её никто не ищет. Но детское здоровье и состоит из мелочей. «Мелочи» складываются в тяжёлые последствия.

«Медвежья болезнь» — тоже классический пример стресса. Сегодня очень актуальная и распространённая проблема. Например, волнуется ребёнок утром перед контрольной. В школе проблема «выстреливает», причём в самый неподходящий момент. Плюс реакция одноклассников. Всё незатейливо, но именно так и возникает замкнутый круг психогенного характера. Не только родители, но зачастую и врачи-педиатры не знают этой патологии. А вовремя призвать на помощь невролога и гастроэнтеролога они почему-то стесняются.

Досадные упущения

—  Но в педиатрии 70—80‑х годов все эти проблемы так и решались — с привлечением разных специалистов.

—  Мультидисциплинарный подход к диагностике и лечению заболеваний ЖКТ и сейчас актуален. Комплексный подход широко и успешно используется нами в Морозовской детской клинической больнице, что позволяет быстро и точно установить диагноз, выбрать тактику лечения, сократить лекарственную нагрузку на организм, уменьшить боль и страдание, улучшить качество жизни пациента. И это результат совместного тесного сотрудничества гастроэнтерологов, хирургов, ревматологов, дерматологов, неврологов, гематологов, врачей физио- и рефлексотерапевтов.

—  Вы часто сталкиваетесь с проблемой «запущенных» в медицинском плане детей?

—  Увы, причём подчас с вопиющими случаями. И мы примерно в равном количестве встречаем ошибки и беспечность как со стороны врачей, так и со стороны родителей. Слишком часто там, где требуется разобраться, не торопятся именно родители. А отсутствие настороженности со стороны рядовых врачей часто объясняется их незнанием современной гастроэнтерологии.

—  Например?

—  Классика — отставание ребёнка в физическом развитии. Особенно в росте. В таких случаях могут иметь место воспалительные заболевания кишечника. А участковый педиатр часто «успокаивает» маму: «Ничего страшного. Вы вот тоже невысокого роста». Тянуть с диагностикой в таких случаях нельзя! Если бы участковый педиатр вовремя провёл диагностику, не сталкивались бы профильные отделения клиник с осложнёнными формами заболеваний. И конечно, педиатрия требует служения.

Не бойтесь учиться!

—  Служение — это всегда личное развитие.

—  Абсолютно согласна! Понимаю, что в поликлиниках не хватает гаст­роэнтерологов, что приём часто ведут педиатры. Наш городской Центр детской гастроэнтерологии при Морозовской детской больнице регулярно проводит научно-практические конференции и семинары. Мы всегда приглашаем всех заинтересованных врачей и рады поделиться нашим опытом, рассказываем о новых методиках, разбираем сложные случаи.

—  Родителей больных детей вы обучаете?

—  Для родителей тяжёлых больных с воспалительными заболеваниями кишечника мы создали школу. Такие дети требуют особого подхода и рекомендаций.

—  Каких?

—  Есть заболевания, причина, этиология или процесс патогенеза которых не до конца изучен самими врачами. Например, аутоиммунный гепатит. Здесь течение заболевания бывает тяжело предугадать. Тогда и рекомендации совсем другие: чёткое диспансерное наблюдение. Анализы — вовремя, обращение к врачам — тоже. Нельзя пропускать волны обострений и улучшений.

Когда речь о классических гастроэнтерологических заболеваниях — гастрите, язвенной болезни, хроническом запоре, то, конечно, сначала важно ликвидировать эти состояния. А детей и их родителей просим уделять внимание профилактике — во избежание обострений. Плюс дробное питание, правильный режим отдыха и учёбы. Считайте, мы учим родителей цивилизованности по отношению к собственным детям.

—  А сами дети вас понимают?

—  Они понимают больше, чем мы, взрослые. Я много общаюсь со своими пациентами. Спрашиваю их, уходящих после лечения из больницы: «Кем хочешь стать, когда вырастешь?» Большинство отвечает: «Врачом!» Они не хотят болеть — они хотят помогать другим.

Источник: Aif.ru (Серафим Берестов)