Прототипы доктора Айболита: какие врачи вдохновляли писателей

Прототипы доктора Айболита: какие врачи вдохновляли писателей

Портрет Джона Хантера работы Джона Джексона ©. Commons.wikimedia.org

«Добрый доктор Айболит, он под деревом сидит». Большинство считает, что этот симпатичный персонаж – плод воображения Корнея Чуковского. Однако у доктора Айболита были реальные прототипы.

Доктор Дулитл
На создание Доктора Айболита Корнея Чуковского натолкнула книга известного английского писателя Хью Лофтинга. Главный герой этой книги, доктор Дулитл, появился, когда его создатель страдал от голода, сырости и вшей в окопах на севере Франции, которая вместе с союзниками по Антанте вела боевые действия против Германии во время Первой мировой войны.
Действительность, по словам лейтенанта Лофтинга, была «или слишком ужасна, или чересчур скучна», и, чтобы не думать о ней, он старался занять воображение подвигами доктора Дулитла, который выучил язык зверей и птиц, лечил их, побывал на Северном полюсе, в Африке и даже на Луне.

Разумеется, для Дулитла не было ничтожных дел, даже если речь шла о лечении мотылька или козявки, за что этот врач и получил свое имя – Do Little (англ. «делай малое»). Возможно, доктор Дулитл так бы и не увидел свет, если бы Лофтинга не комиссовали из-за тяжелого ранения в бедро, что вынудило его бросить карьеру инженера и заняться литературной деятельностью.

Было и еще одно обстоятельство, которое способствовало рождению доктора Дулитла. В свое время Хью Лофтинг прочел книгу об известном шотландском хирурге Джоне Хантере, жившем в восемнадцатом веке. Именно Джон Хантер и стал прототипом Дулитла.

Ученый, хирург, экспериментатор
Джон Хантер появился на свет 13 февраля 1728 года в семье шотландского помещика. Старший брат Джона Уильям работал в одном из лондонских университетов преподавателем анатомии. Именно он увлек Джона этой наукой, пригласив его ассистентом-препаратором к себе на

Будучи военным хирургом, Джон Хантер написал трактат «О крови, воспалении и огнестрельных ранах», который до сих пор чтут хирурги всего мира. Кроме того, Хантер впервые применил искусственное дыхание для спасения утопающих и даже создал для этого особый прибор из кузнечных мехов, который лег в основу аппарата искусственной вентиляции легких.

Впрочем, практическая хирургия была лишь одним из увлечений Хантера. Он ставил многочисленные опыты на животных, пытаясь применить пересадку кожи для заживления ран и ожогов. Именно Хантер ввел в употребление термин «трансплантация».
Еще одна сфера интересов Хантера – попытки продлить жизнь человека и животных при помощи заморозки. Хантер был уверен, что холод способен сохранять тело практически вечно и что при правильной технологии оттаивания человека или животное можно оживить через несколько лет после заморозки. Подобные эксперименты проводятся по сей день, а наука о заморозке получила название крионика.

Однако в жизни Хантера не обошлось и без научных ошибок. Стараясь доказать, что сифилис и гонорея вызываются одними и теми же микробами, Хантер ввел себе культуру гонореи иглой, которая была заражена сифилисом, о чем ученый не знал.

После того как Хантер заболел обеими болезнями, долгое время считалось, что оба заболевания вызываются одним и тем же возбудителем.

Скончался Хантер в возрасте 65 лет от приступа стенокардии. После того как врач диагностировал у себя это заболевание, он часто говорил: «Моя жизнь находится в руках любого негодяя, которому вздумается разозлить меня». И он угадал. Джон Хантер скончался после того, как поспорил с кем-то из своих учеников.

Самый добрый человек

У российского Айболита был свой прототип – врач из Вильнюса Цемах Шабад (русские коллеги звали Цемаха Йоселевича Тимофеем Осиповичем). Корней Чуковский познакомился с Шабадом будучи в Вильнюсе в 1905 году. «Был это самый добрый человек, которого я знал в жизни», – писал о Тимофее Осиповиче Чуковский.

Цемах Шабад ©.
Commons.wikimedia.org

Цемах Шабад родился 5 февраля 1864 года. После окончания медицинского факультета доктор Шабад был послан в Астрахань, чтобы бороться с эпидемией холеры, а затем переехал в Вильнюс, где открыл врачебную практику, работал в городском совете, содержал на собственные средства столовую для малоимущих и приют для бездомных.

Но особенно трепетно он относился к детям. И они платили ему тем же. Маленькие пациенты ничуть не боялись доктора, да еще и несли к нему своих питомцев – собак, кошек, голубей, которых Тимофей Осипович тоже лечил, хоть ветеринаром он никогда не был.

Умер доктор Шабад в 1935 году. Провожать его в последний путь отправился почти весь Вильнюс. За гробом шествовала толпа, состоящая более чем из тридцати тысяч горожан. А в 2007 году в Вильнюсе установили памятник чудесному доктору. Старик в старомодной шляпе стоит рядом с девочкой, которая держит на руках котенка.

Источник: Aif.ru (Ольга Туманова)